Блог Ирины Даниловой
Blogomama.com » Страница 'Молочные реки, кисельные берега…'

Молочные реки, кисельные берега…

Вспоминая свое детство, проведенное в переездах по стране с севера на юг и обратно, потому что папа был геологом с юга, а мама девушкой с севера, я заметила, что ярче прочих отпечатались в моем сознании дни, проведенные в деревеньке Кушкопола Пинежского района, на родине моей матери в девичестве Нины Владимировны Малкиной в таежных лесах Архангельской губернии. Сейчас бы эту землю назвали «местом силы» — заповедный край лесов, озер и рек, где все также живы традиции русской старины, а люди открыты и доверчивы. В этих краях родились М. Ломоносов, Ф. Абрамов и мой предок по материнской линии православный святой Иоанн Кронштадский.

Среди северного деревянного зодчества: изб, построенных без гвоздей с «конями» на крышах, амбаров на «курьих ножках», сгруппированные в своеобразные амбарные улицы, колодцев – журавлей; дремучей тайги и речки Пинеги формировался мой взгляд на мир, моя любовь к нему. Детские домики для игр — «бугры», северные сказки и песни, поморский говор, барашки и козочки во дворе, лес через дорогу, баня и прорубь зимой, ах да, и печка – русская печь с лежанкой, на которой возлежал, покряхтывая мой дед, с огромным семейным чугуном в зеве раскаленной пасти, в котором, по обыкновению, томились щи или грибовница — самая вкусная на свете еда, еда, которую готовила моя бабушка-волшебница Зинаида Матвеевна. А поутру в печке пеклись шаньги (северные лепешки). Мы уплетали их со свежим молоком и чаем. Чай наливали из самовара в чашки, из чашек в блюдца, чтобы он быстрее остывал, неспешно потягивали, причмокивая, строго следуя русской чайной церемонии. За столом полагалось вести себя чинно, а если дети шалили, то получали от деда деревянной расписной ложкой полбу. Никто не обижался, и, по моему ощущению, это самый действенный метод обучения поведению за столом из известных по сей день.

В избе в сенях и у печки стояли и источали ароматы корзины собранных тобой же грибов и ягод: морожка, клюква, черника, голубика, брусника – будущие чудо-пироги да морсы и вязанки диких трав — дары, питающие душу. Повсюду в кухне с потолка свисали гирляндами нитки с грибами, которые бабушка сушила на зиму. На чердаке был склад старинных вещей. Там стояли сундуки и сундучки, коробки и короба и старая мебель. Сквозь маленькое окошко свет впрыскивался на чердак, едва касаясь паутины и серебря покров пыли. Когда я забиралась на чердак, время остановилось, я попадала в пространство вечности и забвения. Подолгу сидя на чердаке, я научилась разговаривать с прабабушкиными сарафанами и орнаментами на тканях, с картинами и иконами, которые переехали на чердак ещё в советское время, с остатками игрушек моей матери и ее братьев. Часть вещей я воскресила, взяв с собой вниз. Среди них, помню, были янтарные бусы с бусинами размером с перепелиное яйцо и старые детские книжки 60х-70х годов.

Я, порой, вижу себя той счастливой девочкой, бегущей по лугу к реке, в ореоле запахов цветущих июльских трав, какой бывает только перед ливнем. Знаете, а я ведь была абсолютно счастлива в этой стране духов и светлых душ деревенских жителей. На русском севере, у истоков, у своих корней. Там меня зачали в стогу сена, там я и началась…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

“Молочные реки, кисельные берега…” комментария 4

  1. Дух захватывает — настолько живой рассказ…

  2. Благодарю за теплоту и любовь….льющуюся из твоих уст, о прекрасная русская женщина! АУМ

  3. Кланяюсь и обнимаю 🙂

  4. данилова, ты жжошь, конечно )))

Оставьте комментарий

Роботы плохо считают ;) * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.